Дмитрий Агапов рассказал о ксенофобии на информационном портале kazinform

КАЗИНФОРМ — Ксенофобия, дегуманизация – темы, которые становятся актуальными, и так или иначе касаются большей части населения. О том, почему мы теперь особенно остро чувствуем эти явления, корреспондент МИА «Казинформ» поговорила с психологом, основателем Центра личности Дмитрием Агаповым.

Вряд ли есть люди, которым совершенно не интересно, что происходит в мире и как это отражается на нас. Волна мигрантов в нашу страну в конце сентября стала неким катализатором состояния общества. Многих в прямом смысле испугали «чужие» в городе. И эта реакция для большинства стала почти откровением. Некоторые люди признавались сами, что не ожидали от себя подобного поведения.

— Почему так произошло? Мы все латентные ксенофобы?

 Само явление ксенофобии, по сути, встроено в психику человека. Социально — точно. Потому что ксенофобия касается социальных отношений, прежде всего. Она основана на механизме – «свой-чужой» или «мы-они». В нашей голове есть всегда определенная социальная граница по какому-то признаку: мы семья, мы земляки, мы профессионалы и прочее. И «они» — те, кто не входит в эту группу. Если рассматривать глубже, то механизм построен на личностной и групповой идентификации. Кто я — самый главный вопрос, который возникает в подростковом возрасте. Обращали внимание на то, как подростки сбиваются в стайки? Через них они себя идентифицируют, приобретают чувство защищенности, опоры, находят «своих».

 Последнее время мы очень часто слышим «дегуманизация», «расчеловечивание». Почему мы наблюдаем эти явления?

Дегуманизация – это лишение какой-то группы людей свойств человека. Отказ в праве быть человеком. И именно это позволяет делать страшные вещи. В качестве примера: этнограф на островах Тихого океана спросил у вождя одного из племен, зачем они едят людей. Он был свидетелем, как после битвы с племенем другого острова был убит и съеден пленный. На что вождь ему ответил: так, это же не люди. В большей или меньшей степени ксенофобия всегда присутствовала. Заметна и сейчас, потому что возникло кризисное состояние ближайших к нам обществ. Обострилась борьба за передел мира, страны бросают вызов центрам силы. Естественно, это конфликт, кризис, который нарушает самое главное для человека — постоянство и определенность. У человека возникает стрессовое состояние. Тревога всегда рождается в состоянии неопределенности. Второй важный момент – стресс у людей хронический. Потому что до нынешних геополитических событий мы два года жили в период пандемии. Психика же без последствий может выдерживать экстремальную кризисную ситуацию не более полугода.

Но ведь до недавнего времени общество не реагировало враждебно по отношению к тем же приезжим?

В состоянии кризиса страхи людей актуализируются. Например, «чужие» могут забрать ресурсы, в том числе работу, девушек и так далее. Что в итоге? Общество ослаблено стрессом, мало личных ресурсов – напряжение и так на пределе и приезд других людей воспринимается как раздражитель. В результате обостряется неприятие чужих. Включаются механизмы социальной стереотипизации. То есть, если человек по какому-то критерию плохой, то ему приписываются еще и другие негативные качества, которых, возможно, у него даже нет. Это так называемый эффект ореола. Обостряется ситуация идентификации с группой: мы здесь местные, а они чужие. Когда личных ресурсов не хватает, человек ищет, к какой группе присоединиться. Границы становятся очень жесткими.

То есть, в проявлении ксенофобии виноват хронический стресс?

В некоторой степени. Давайте разберемся, что происходит с психикой человека при хроническом стрессе. Во-первых, постоянное нервное напряжение, эмоциональная включенность во внешние события, на которые невозможно повлиять. Возникает состояние беспомощности. Это приводит к тому, что организм пытается нейтрализовать напряжение. В какой-то момент у человека заканчиваются внешние и внутренние ресурсы. Снижается способность адаптироваться, механизмы, которые позволяют объяснять себе происходящие события и тем самым успокаиваться, и психической защиты. На фоне истощения начинают «сыпаться» самые слабые места. Могут возникнуть негативные психические состояния: депрессия или агрессия. Со стороны психосоматики, например, синдром раздраженного кишечника, проблемы сердечно-сосудистой системы. Проявляются зависимости и расстройства пищевого поведения. К чему есть склонность, то и обнаруживает себя.

Вероятно, сложившаяся ситуация в ближайшее время не разрешится. Что делать человеку в этом состоянии хаоса, хронического стресса? Проще говоря, как не сойти с ума и не озлобиться…

Остановиться и выдохнуть. Подумать, какие ресурсы не используются, что заставляет тревожиться. Надо произвести переоценку ситуации. Действительно ли стоит так переживать, что я теряю, и так далее. Есть так называемая рамка проблемы и рамка решения. Рамка проблемы – почему я не сделал этого раньше – она направлена на самообвинение. Рамка решения – мы говорим о настоящем и рассуждаем о том, что возможно в этой ситуации еще. Действительно ли вам нужно так много и часто читать новости, пребывать долгое время в социальных сетях, вступать в полемику? Прямо волевым усилием это исправлять, убирать. И второе – сосредоточиться не на идее, что глобальные проблемы на меня влияют, а на том, что я могу сделать в своей жизни, на что повлиять. Например, делать хорошо свою работу.

В нынешней ситуации у большинства возникнет вопрос: а вдруг завтра война…

— Тогда задать вопрос: что мое базовое чувство безопасности поможет успокоить – и сделать это. Можно написать план безопасности из нескольких пунктов действий. Но сначала проанализировать, чего больше — угроз и уязвимостей или ресурсов. Делайте то, что ваша психика считает важным. Хочется купить тушенку, запас продуктов – покупайте, сушить сухари – сушите, выкопать бункер в огороде — копайте. Если эти действия снизят тревожность, это нужно делать. Как только базовая потребность в защищенности удовлетворяется, падает уровень стресса и мозг начинает работать. Человек успокаивается. В хроническом стрессе ресурсы истощены и эти действия, даже нерациональные, помогают их как будто вернуть. Желательно, конечно, сходить к психологу и выявить, что включает механизм тревоги.

— Если столкнулся с ксенофобией, как поступить?

— Нужно понимать, что агрессивный человек в душе очень тревожен, что вас пытается спровоцировать тот, у кого истощились ресурсы. Проявляющим агрессию стоит вспомнить правило: все, что нас раздражает, указывает на то, чего мы не признаем в себе. И чем сильнее страх, тем больше сил мы туда отдаем. Страх – это наша проекция. Поставьте себя на место человека, к которому проявляется агрессия. Как бы вы себя повели, что чувствовали? Нужно просто попробовать встать на ту сторону.

Оцените статью
Центр Личности
Добавить комментарий

Call Now ButtonЗвоните c 9 до 21 ч